Ayaklimat.ru

Климатическая техника
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Установка речевого процессора системы кохлеарной имплантации

Кохлернай имплант: технология, соединяющая миры

Кохлеарный имплант – это первый бионический протез, который был и остаётся самым распространённым и доступным в мире. Этот протез способен заменить ухо у людей с сенсоневральной тугоухостью, которым уже не помогали обычные слуховые аппараты, восполняя, таким образом, функцию слухового анализатора. Суть прибора является революционной как для времени его изобретения, так и для современности: кохлеарный имплант преобразует электрические импульсы, получаемые с внешнего микрофона, в понятные для нервной системы сигналы. Давайте попробуем разобраться в столь непростой, вероятно, местами скучной, но, несомненно, важной теме.

Кохлеарный имплант состоит из наружней и внутренней частей:

Наружняя: • микрофон • микропроцессор для преобразования звука в электрические импульсы • передатчик Внутренняя: • приёмник • дешифратор сигналов • цепочка электродов (электродный массив), которые вживляются в улитку.

Внутренняя часть также называется внутренним процессором, основная функция которого заключается в приёме звуков микрофона, кодировании их в последовательные электрические импульсы и передаче этих импульсов через катушку-передатчик непосредственно на кохлеарный имплантат.

Под кожей (в височной области) устанавливается тело импланта, после чего через барабанную полость в барабанную лестницу улитки проводится электродный массив. Внешний речевой процессор преобразует поступающий звук в данные. Эти данные индукционным способом передаются с катушки-передатчика речевого процессора на обмотку внутренней части кохлеарного импланта. Далее электронная часть импланта генерирует электрические импульсы на контактах электродного массива, установленного в улитке, что в итоге приводит к возбуждению нейронов спирального ганглия улитки. Таким образом, звуковая информация, закодированная электрическими импульсами, передаётся по проводящим путям слухового анализатора в корковые отделы, что дает возможность человеку снова слышать. Из этого следует, что кохлеарная имплантация эффективна при улитковом уровне поражения слуха, но неэффективна при наличии ретрокохлеарной патологии.

Говоря более упрощённо, суть данной технологии можно объяснить следующим образом:

1) Звуки улавливаются микрофоном и преобразуются в электрические сигналы, которые, попадая в звуковой процессор, «кодируются» (превращаются в пакет электрических импульсов).

2) Эти импульсы пересылаются на катушку передатчика и далее в имплант.

3) Имплант посылает электрические импульсы на электроды, локализованные в улитке.

4) Слуховой нерв собирает эти слабые электрические сигналы и передает их в мозг.

К сожалению, у данной технологии есть и недостатки. Во-первых, установка кохлеарного импланта – это всё же хирургическая операция, что всегда сопряжено с определенными рисками, хотя и не столь высокими в условиях современной медицины, во-вторых слух, не возвращается сразу после установки импланта, пациенту требуется длительное время реабилитации.
К тому же есть довольно строгие показания к кохлеарномуимпланту:

  • Двусторонняя глубокая сенсоневральная глухота (средний порог слухового восприятия на частотах 0,5; 1 и 2 кГц более 95 дБ).
  • Пороги слухового восприятия в свободном звуковом поле при использовании оптимально подобранных слуховых аппаратов(бинауральное слухопротезирование), превышающие 55 дБ на частотах 2-4 кГц.
  • Отсутствие выраженного улучшения слухового восприятия речи от применения оптимально подобранных слуховых аппаратов при высокой степени двусторонней сенсоневральной тугоухости (средний порог слухового восприятия более 90 дБ) по крайней мере, после пользования аппаратами в течение 3-6 мес. (у детей, перенёсших менингит, этот промежуток может быть сокращен).
  • Отсутствие когнитивных проблем.
  • Отсутствие психологических проблем.
  • Отсутствие серьезных сопутствующих соматических заболеваний
  • Наличие серьезной поддержки со стороны родителей и их готовность к длительному послеоперационному реабилитационномупериоду занятий имплантированного пациента с аудиологами и сурдопедагогами.

Отдельно хотелось бы отметить, что данная технология является все же революционной, и не столь сама по себе, а как первая технология бионического протеза, не просто вернувшая слух многим людям, но и вдохновившая ученых на создание хоть и не полноценных, но вполне функциональных протезов конечностей человека.

Как пройти замену речевого процессора

замена речевого процессора

Замена речевого процессора (апгрейд) — это процедура, которую один раз в пять лет проходят все носители кохлеарных имплантов. Она важна, чтобы поддерживать качество звука. Совсем не обязательно, что речевой процессор за пять лет выйдет из строя — если аккуратно с ним обращаться, он может прослужить намного дольше — десять, пятнадцать лет. Однако за пять лет производители обычно выпускают новые модели с новыми технологиями, которые дают более качественный слух.

В 2017 году в России зарегистрировали процессор Cochlear Nucleus 6, который по сравнению с предыдущей моделью Nucleus 5:

  • на 22% меньше по размеру (стандартный батарейный отсек);
  • имеет в 5 раз более мощный микрочип;
  • может использоваться со множеством беспроводных аксессуаров благодаря протоколу ReSound;
  • использует систему SmartSound iQ, самую интеллектуальную и полностью автоматизированную систему управления звуком, которая автоматически подстраивается под конкретную акустическую ситуацию;
  • позволяет максимально использовать остаточный слух (с помощью установки акустического компонента);
  • имеет более эргономичный рожок, включается при подсоединении элемента питания;
  • имеет специальное водоотталкивающее покрытие, не боится брызг и дождя.
Читайте так же:
Энергетические установки транспортной техники курсовая работа

Чтобы получить замену речевого процессора, можно обратиться в оперирующий центр, где пациент подключал первый процессор, или в специализированные учреждения, например, в ФГБУ Центр реабилитации (для детей с нарушениями слуха) Минздрава России в Ватутинках.

Как получить замену речевого процессора в Центре

Чтобы пройти процедуру замены в Центре реабилитации, можно:

  • оставить заявку на сайте Центра реабилитации;
  • получить направление у ЛОР-врача по месту жительства.

Документы, которые потребуются для замены речевого процессора в Центре:

  • выписка от педиатра с анамнезом, описанием сопутствующих заболеваний, сделанными прививками, медикаментозного лечения, которое постоянно проходит ребёнок;
  • копия полиса обязательного медицинского страхования, обе стороны;
  • копия справки об инвалидности;
  • выписка после имплантации, где указаны дата первого подключения речевого процессора, модель кохлеарного импланта, модель речевого процессора, можно указать желаемый цвет нового процессора;
  • СНИЛС пациента;
  • копия паспорта ребёнка или свидетельства о рождении;
  • копия паспорта сопровождающего лица: страница с личными данными и страница с регистрацией по месту жительства;
  • адрес регистрации пациента;
  • контактные телефоны.

Замену речевого процессора в ФГБУ Центре реабилитации (для детей с нарушениями слуха) Минздрава России могут пройти дети и взрослые.

Обычно в Центре стараются не только провести подключение и перенести настройки с прежнего процессора, но и оставить пациента на госпитализацию на 2 — 3 дня, чтобы убедиться, что процессор настроен хорошо, и пациент слышит с комфортом.

Особенности работы с детьми после кохлеарной имплантации с использованием верботональной системы.
статья на тему

Максимук Евгения Александровна

Сегодня одним из наиболее перспективных направлений реа­билитации детей с большими по­терями слуха является операция кохлеарной имплантации (КИ). КИ — это не только хирургическая операция, но и система мероприя­тий, включающая отбор пациен­тов, комплексное диагностическое обследование, хирургическую опе­рацию и послеоперационную слухоречевую реабилитацию.

Скачать:

ВложениеРазмер
osobennosti_raboty_s_detmi_posle_ki.docx28.9 КБ
osobennosti_raboty_s_detmi_posle_ki_s_ispolzovaniem_vm.pptx2.62 МБ

Предварительный просмотр:

Особенности работы с детьми после кохлеарной имплантации

с использованием верботональной системы.

I квалификационной категории

Сегодня одним из наиболее перспективных направлений реабилитации детей с большими потерями слуха является операция кохлеарной имплантации (КИ). КИ — это не только хирургическая операция, но и система мероприятий, включающая отбор пациентов, комплексное диагностическое обследование, хирургическую операцию и послеоперационную слухоречевую реабилитацию.

Хотелось бы напомнить принцип работы кохлеарного импланта.

При нормальном слухе звуковые волны проходят через слуховой проход и вызывают колебания барабанной перепонки и связанных с ней трех слуховых косточек. Колебания передаются через жидкую среду в спиралевидном внутреннем ухе — или ушной улитке — и преобразуются в электрические сигналы в тысячах тонких нервных клеток, называемых волосковыми. Эти сигналы передаются слуховым нервом в мозг, который интерпретирует их как звуки или, проще говоря, «слышит» звуки.

У людей со значительной потерей слуха или глухотой сенсоневральной природы, как правило, повреждены волосковые клетки в улитке. Это означает, что звуковые колебания, достигшие улитки, не могут преобразоваться в электрические сигналы, которые необходимы слуховому нерву и мозгу для процесса восприятия звука. Кохлеарный имплант представляет собой электронный прибор, который берёт на себя функции отсутствующих или повреждённых волосковых клеток и обеспечивает электрическую стимуляцию непосредственно нервных волокон слухового нерва. Технология системы кох-леарной имплантации развивалась в течение долгих лет за счет специальных научных исследований и привела к созданию сложного устройства, которое передаёт детальную звуковую информацию через 22 канала стимуляцией нервных волокон.

Как же слышит человек с кохлеарным имплантом?

Система состоит из импланта — внутренней части и внешней части — речевого процессора. В состав импланта входят: приемник/стимулятор с компьютерным чипом в титановом корпусе, покрытый силиконовой оболочкой, а также тонкая, равномерно сужающаяся электродная решётка с электродами. Электродная решётка внедряется в полость улитки внутреннего уха и располагается в непосредственной близости с окончаниями нервных волокон. Она соединяется с приёмником/стимулятором, который располагается под кожей за ухом.

Речевой процессор программируется в соответствии с цифровыми стратегиями кодирования речи. Он содержит направленный микрофон и может носиться на теле, либо за ухом, подобно заушному слуховому аппарату. Речевой процессор анализирует звук, принимаемый и преобразованный микрофоном в электрический сигнал, а внутренний чип осуществляет аналого-цифровое преобразование этого сигнала в кодированный. Из речевого процессора сигнал посылается на катушку передатчика, расположенную на голове пациента напротив имплантированного приёмника/стимулятора. Передатчик посылает кодированный радиочастотный сигнал сквозь кожный покров к внутренней части — импланту. Принятые коды содержат инструкции для электроники импланта по стимуляции посредством электродов волокон слухового нерва улитки. Слуховой нерв переносит информацию в мозг, который воспринимает её как звук.

Основной особенностью реабилитации детей после кохлеарной имплантации можно считать: то, что у глухого ребенка, по существу, одномоментно пороги слуха приближаются к нормальным, а мозговые центры при этом не умеют анализировать звуки. Поэтому главной целью реабилитации в первые 6-12 мес. использования КИ является развитие слухового восприятия с КИ и слухового контроля собственной речи.

Поэтому при реабилитации наиболее эффективными являются подходы по развитию слуха и речи. Одним из таких подходов является — верботональный метод проф. П. Губерины. Так же, как с детьми младшего возраста, при реабилитации школьников и подростков с КИ мы используем подход, основанный на развитии у детей спонтанного умения слушать и понимать речь, говорить в естественных ситуациях общения

Восприятие речи и звуков детей с кохлеарным имплантом имеют определённые особенности:

Звуки и речь искажены, поэтому даже позднооглохшие дети сначала не узнают знакомые слова и звуки. Требуется время и занятия, чтобы ребёнок научился воспринимать речь.

После настройки процессора импланта, пороги слуха составляют 25-40 дБ и соответствуют 1-й степени тугоухости, что затрудняет восприятие ребёнком окончаний, предлогов, приставок, тихих согласных (п, т, к, ф, ц, х, в) при общении с ним тихим голосом и на расстоянии.

У детей не сформировано или недостаточно сформировано внимание к окружающим звукам. Поэтому на начальных этапах надо постоянно привлекать внимание ребёнка к ним.

Дети плохо локализуют звук в пространстве. Они не могут это сделать, если это короткие звуки или определить идёт звук спереди или сзади, если не видит источника звука.

Если ребёнок не имел слухового опыта, то он медленно учится обнаруживать и различать звуки.

Ребёнок плохо воспринимает речь, если она не обращена к нему (при общении нескольких людей).

Окружающие шумы и реверберация также мешают ребёнку узнавать и воспринимать речевые сигналы и звуки окружающей среды.

После включения процессора КИ при слухоречевой работе у ранооглохших детей достаточно быстро развивается слуховое восприятие (3-12 месяцев) и по состоянию слуха они приближаются к детям с 1-й степенью тугоухости. Однако имеются трудности запоминания речевого материала, нарушения слухового внимания. Ребёнок плохо запоминает звуковые образы окружающей среды и слова. Всё это результат несформированности у ребёнка центральных слуховых процессов и связано с тем, что слуховые центры до имплантации не получали информацию и не развивались. Чем в более позднем возрасте имплантирован ребёнок, тем сильнее это выражено. По мере слухоречевых коррекционных занятий у ребёнка развиваются центральные процессы слухового анализа, слуховое внимание и память. Проблемы памяти и внимания обычно сохраняются у таких детей в течение 2-3-х лет.

С помощью КИ ребёнок может научиться воспринимать музыку.

Первоначальным и фундаментальным подходом верботональной практики является индивидуальная реабилитация слушания и речи. Особое акцентирование на слушании, всегда было основным подходом к реабилитации слуха и речи.

Главным направлением послеоперационной слухоречевой реабилитации является развитие восприятия звуковых сигналов с помощью импланта. КИ обеспечивает возможность слышать, но восприятие звуков окружающей среды и понимание речи — это значительно более сложные процессы. Если ребёнок был глухим до операции, то навыки слухового восприятия у него не сформированы, или развиты недостаточно. Поэтому реабилитационные занятия после КИ включают следующие ступени развития способности восприятия акустической информации:

обнаружение наличия — отсутствия звуковых сигналов;

определение различий между акустическими сигналами (одинаковые-разные);

различение голоса человека среди других звуков, опознавание бытовых сигналов;

определение различных характеристик звуков (интенсивность, длительность, высота и т.д.);

распознавание отдельных звуков речи, надсегментарных характеристик речи (интонация, ритм), фонемных признаков (назализованность, твёрдость-мягкость, место артикуляции и др.);

—опознавание изолированных слов, предложений; — понимание слитной речи;

—понимание речи и распознавание бытовых звуков в условиях помех.

У детей, потерявших слух до овладения речью, проводятся занятия по развитию устной речи и языковых навыков.

Развитие речи и языка основано на фонетическом и лингвистическом развитии и проходит фазы от предлингвистической (примитивный крик, детский лепет, зов, гуление в определенном тоне) до лингвистической (первое слово, фраза) речи и далее до полного овладения речью.

Начинается работа с вибротактильной фазы с использованием вибрационного стола. На индивидуальных занятиях мы применяем вибратор. Он фиксируется на руке, поэтому не мешает и не сковывает движения. Его использование приводит не только к лучшему пониманию обращенной речи к ребенку, но и контролю собственной речи.

В этот период формируется восприятие неречевых звуков. Сначала детям предлагаются для восприятия бытовые звуки, они наиболее близки ребенку. Дальше предъявляются звуки окружающей среды, которые в дальнейшем помогают детям легче ориентироваться, и звуки музыкальных инструментов.

Ведётся работа над формированием ритмической структуры речи, ритма, темпа и интонации. В процессе этой работы учащиеся отхлопывают, оттопывают и рисуют ритмы. Учатся воспринимать и различать различный темп.

Также ведётся работа над различением на слух таких качеств звука как "один-много", "тихий-громкий", "длинный-короткий", и слов, различающиеся числом слогов.

Большое внимание уделяется ориентации в пространстве. Детям с КИ трудно обнаружить локализацию звука. Для этого используются звучащие игрушки, мобильный телефон. Для лучшей ориентации в пространстве дети активно работают с пиктограммами.

Вызывание звуков происходит в основном по подражанию. Важно не только показать ребёнку, но и дать послушать как учителя, так и самого себя.

Во время индивидуальных занятий на начальном этапе необходимо сформировать восприятие «слуховой картинки» в коре головного мозга на каждый звук.

Формирование речи детей после КИ идёт по этапам развития речи слышащих детей при условии сохранного интеллекта.

Широко используются в работе с детьми данной категории аудиовизуальные курсы (АВК). Можно использовать как готовые АВК, так и собственные АВК, основанные на событиях из жизни детей.

В последнее время в процесс реабилитации детей после КИ вводится обучение игре на музыкальных инструментах и пение. На индивидуальных занятиях дети с удовольствием при работе над ритмами используют барабан, бубен, свисток. При работе над выработкой реакции на звук мы используем фортепиано. В форме игры дети быстро научаются не просто реагировать на звук, но различать как высокие, так и низкие звуки.

Творческий подход на занятиях не только вызывает положительные эмоции у детей, но и благотворно влияет на развитие говорения. Проговаривание во время рисование, обсуждение рисунков и рисование ситуаций из жизни помогает ребенку говорить в естественных ситуациях общения.

У детей с кохлеарными имплантами слушание развивается намного быстрее, поэтому помимо обычных упражнений по слушанию (ритмические структуры, части песен и стишков, различение пения и речи) можно проводить занятия по более тонким нюансам: дифференциация тембра голоса (при пении и разговоре), распознавание разных музыкальных инструментов, различение тонов.

Постоянное присутствие звуков при коммуникации с природным и социальным окружением требует научить ребенка с КИ слушанию и определению разницы между человеческими голосами, речью и другими звуками. У детей проявляется заинтересованность, что приводит к более быстрому и качественному развитию слушания, речи и языка!

У детей, которые были имплантированы в старшем школьном возрасте, наблюдаемая разница в слухоречевом развитии, по сравнению с не имплантированными сверстниками, невелика и часто зависит от индивидуальных особенностей детей. Больше времени требуется для более тонких корректировок из-за того, что речевые привычки сложились уже намного глубже.

Возможность слышать звуки и развивать слушание и речь в любое время и в любой обстановке даёт детям свободу движений. Неограниченные движения во время организованных и спонтанных игр, танцы и драматизация, проводимые во время физминуток, динамических пауз, музыкальной ритмики — всё это стало возможным благодаря кохлеарному импланту. Дети естественны в выражении радости и желании исследовать всё, что их окружает.

Очень важно после операции КИ продолжать носить аппарат на втором, не оперированном ухе, особенно если до операции ребёнок уже имел достаточный слуховой опыт. Многие дети быстро приспосабливаются к ношению слухового аппарата (СА) вместе с имплантом, однако есть дети, испытывающие дискомфорт при одновременном ношении КИ и СА. Таких детей не нужно принуждать к этому. Для продолжения работы по развитию слухового восприятия с неоперированным ухом, хорватским инженером Владимиром Козина были разработаны специальные наушники.

Моноуральный головной наушник TYPE GM

Наушник предназначен для дополнительной синхронной акустической стимуляции неимплантированного уха лиц с искусственной улиткой. Такой процесс реабилитации с применением верботонального метода и аппарата VERBOTON ускоряет развитие речи, а вместе с тем является очень успешной подготовкой для дополнительного протезирования электроакустическим слуховым аппаратом на неоперированное ухо.

Этот наушник — специально сконструированный моноауральный динамический наушник закрытой системы для очень высокого уровня громкости. Отличается очень маленькими акустическими искажениями, превосходным транзиентным ответом, охватывающим частотный диапазон от 10 Гц до 18 кГц. Динамическая колонка имеет импенданц от 70 Ом и очень высокую чувствительность. Установлена на специальную головную опору, изготовленную из нержавеющей стали, которая может очень легко приспособиться к величине головы пациента. Наушник оснащён очень мягкой и удобной подушечкой, изготовленной из полиуретана, который служит опорой на той стороне, где установлен имплант.

Подключается такой наушник на выход любого из аппаратов VERBOTON.

Таким образом, из всего выше сказанного можно сделать вывод, что КИ действительно является перспективным направлением реабилитации детей с нарушением слуха.

Лучшие результаты достигаются, если операция по имплантации была проведена в раннем возрасте, а также, если дети достигли высокого уровня сенсорно-психомоторного развития в предоперационный период.

У детей после КИ вырабатывается хорошее качество голосообразования и надлежащее произношение, процесс слушания себя и самоконтроля вырабатывается более естественным образом, быстрее и лучше. В речи очевидны богатство ритмических вариаций и модуляций тона от первого произнесенного слова до более сложных речевых структур, а также естественность в речевом общении. Дети показывают большую заинтересованность в обучении речи и использовании речи в играх и драматизациях.

Педагогам и родителям необходимо помнить, что воспринимаемые с помощью КИ речевые образы значительно отличаются от тех, которые хранятся в памяти оглохшего человека. Поэтому не нужно сразу рассчитывать на чудо. И после операции кохлеарной имплантации необходим длительный процесс реабилитации и большая работа специалистов и родителей.

Установка речевого процессора системы кохлеарной имплантации

Синдром гипоплазии левых отделов сердца является одним из самых серьезных заболеваний среди врожденных сердечных патологий и в 20–25% случаев — причиной смерти детей. В самой тяжелой форме он представлен митральной и аортальной атрезией в сочетании с гипоплазией левого предсердия, левого желудочка, восходящей аорты и дуги аорты, в том числе коарктацией.

Сотрудниками НМИЦ здоровья детей был описан клинический случай — демонстрация успешно проведенного хирургического вмешательства у ребенка в возрасте 6 лет 4 мес. Основной диагноз пациентки: «Двусторонняя сенсоневральная тугоухость. Задержка речевого развития». Сопутствующий диагноз: «Синдром гипоплазии левых отделов сердца, хроническая сердечная недостаточность, артериальная гипоксемия».

Состояние на момент поступления: средняя степень тяжести, признаки недостаточности кровообращения; кожный покров и видимые слизистые оболочки бледные, умеренной влажности, с выраженным сосудистым рисунком; деформация ногтей по типу «часовых стекол»; носовое дыхание свободное, аускультативно везикулярное, хрипов нет; периодически возникают эпизоды приступообразного кашля, отмечается одышка при физической нагрузке.

За время пребывания в стационаре ребенку проведены лабораторные и инструментальные исследования. В общем анализе крови — увеличение количества тромбоцитов с 517 до 612×109/л (норма 150–440×109/л); в биохимическом анализе крови патологических изменений не выявлено. Выполнен контроль коагулограммы в динамике.

Особое внимание следует обратить на показатель МНО, который у пациентов с синдромом гипоплазии левых отделов сердца, находящихся на антикоагулянтной терапии, значительно повышен (у пациентки при поступлении — 3,2 при норме 0,85–1,15 ед., для пациентов на антикоагулянтной терапии 2,0–3,0 ед.). Однако, для предотвращения интраоперационного кровотечения рекомендовано придерживаться более низких его значений. За двое суток до оперативного вмешательства маркумар был отменен с целью снижения МНО до 1–1,5 ед. на фоне назначения Фраксипарина подкожно. В день операции МНО соответствовало 1,5 ед.

В предоперационном периоде по данным электрокардиографического исследования (ЭКГ) отмечались отклонение электрической оси сердца вправо, устойчивый эктопический ритм, умеренная аритмия; по результатам допплер-эхокардиограммы (допплер-ЭхоКГ) сократительная функция миокарда единственного желудочка оценивалась как удовлетворительная.

С учетом удовлетворительной функции миокарда единственного желудочка пациентке была проведена ингаляционная «болюсная» индукция севофлураном. Первый уровень хирургической стадии наркоза позволил провести катетеризацию периферической вены с дальнейшим введением препаратов для интубации трахеи. Для обеспечения мышечной релаксации вводился недеполяризующий миорелаксант рокурония бромид в дозе 0,4 мг/кг, для обеспечения нейровегетативной защиты — наркотический анальгетик фентанил в дозе 3 мкг/кг. Анестезия поддерживалась кислородом, воздухом и ингаляционным анестетиком (севофлураном) по закрытому контуру с низким газотоком в сочетании с однократным повторным введением наркотического анальгетика.

Обезболивающий компонент был дополнен инфильтрационной анестезией заушной области раствором брилокаина. Справа был проведен разрез, после чего тупым путем отсепарованы мягкие ткани, обнажена площадка сосцевидного отростка, фрезами выполнена мастоидотомия в пределах треугольника Шипо, визуализированы ориентиры — горизонтальный полукружный канал, наковальня, вход в антрум. Задняя тимпанотомия выполнена в типичном месте, визуализировано стремя, круглое окно. Фрезой наложена кохлеостома в основном завитке улитки вперед и вверх от ниши круглого окна. Под контролем показателей электроэнцефалограммы был проведен мониторинг имплантата, а именно телеметрия имплантата, регистрация электрически вызванного рефлекса стременной мышцы и телеметрия нервного ответа. Продолжительность операции — 2 ч 20 мин, анестезии — 2 ч 50 мин.

Помимо стандартного мониторинга жизненно важных функций, включающего регистрацию показателей гемодинамики, в частности артериального давления, частоты сердечных сокращений, ЭКГ, показателей дыхания и оксигенации, измерение температуры тела, мониторинг анестезии был расширен контролем показателей нейромышечной проводимости и электроэнцефалограммы.

По окончании операции ребенку был проведен анализ кислотно-щелочного состояния артериальной крови. По газам крови и электролитному составу пациентка компенсирована. Экстубация трахеи проведена в операционной. Ребенок был переведен в отделение реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ) в стабильном состоянии, соответствующем объему и длительности хирургического вмешательства, для дальнейшего наблюдения и обеспечения адекватного обезболивания.

Через 1 месяц пациентка в плановом порядке поступила в НМИЦ здоровья детей для прохождения курса слухоречевой реабилитации. Проведен цикл занятий по развитию слухового восприятия. Коррекция настроек речевого процессора кохлеарного имплантата проведена в соответствии с рекомендациями сурдопедагога. Дискомфорта при прослушивании через речевой процессор у ребенка не отмечалось. При соблюдении рекомендаций и назначений, таких как постоянное ношение речевого процессора кохлеарного имплантата и продолжение занятий с сурдопедагогом по месту жительства, прогноз благоприятный.

Анестезиологическое обеспечение кохлеарной имплантации у пациентов с синдромом гипоплазии левых отделов сердца сопровождается рядом важных особенностей. Пациентам, находящимся на антикоагулянтой терапии, необходим контроль показателей свертывающей и противосвертывающей систем крови на всех этапах пребывания в стационаре. Это необходимо для предупреждения интраоперационного кровотечения и, соответственно, удлинения времени операции. В первые 4–5 сут после операции важно профилактировать образование гематомы вокруг кохлеарного имплантата, но в то же время избегать тромбообразования.

При проведении анестезиологического пособия необходимо сбалансировать пациента по водной нагрузке; рекомендовано исключить гипо- и гиперволемию во время анестезии. Следует учитывать, что при проведении искусственной вентиляции легких детям с синдромом гипоплазии левых отделов сердца рекомендовано использовать низкие концентрации кислорода, исключить гипервентиляцию, т.к. преднагрузка на единственный желудочек зависит от легочного кровотока, а также минимизировать пиковое давление на вдохе и положительное давление в конце выдоха.

С целью предупреждения гипердинамической реакции организма экстубацию трахеи следует проводить при условии самостоятельного дыхания пациента, но в состоянии глубокой седации, исключая кашлевую или двигательную реакцию.

Проведенный клинический анализ случая представляет собой успешный опыт проведения кохлеарной имплантации ребенку с тяжелой кардиальной патологией.

После коррекции врожденного порока сердца и стабилизации состояния ребенку возможна своевременная установка кохлеарного импланта. Необходимо учитывать, что пациенты данного профиля требуют мультидисциплинарного подхода, который может быть осуществлен только в многопрофильном центре. Родители или законные представители пациентов должны быть проинформированы о ходе предстоящего оперативного вмешательства и анестезиологического пособия, предупреждены о возможном пребывании ребенка в ОРИТ в случае необходимости.

Таким образом, командная работа специалистов способствует гладкому послеоперационному периоду, ранней реабилитации пациента и выписки ребенка из стационара.

Источник: «Кохлеарная имплантация у ребенка с синдромом гипоплазии левых отделов сердца:клинический случай» М. С. Калугина, Ю. Ю. Русецкий, А. Е. Александров, А. В. Пашков, У. С. Малявина, Е. А. Алексеева

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector